Полуночник..

Прах во прах вернется, спору нет,
А душа, разъятая на атомы,
Превратясь в свободный и спокойный свет,
Вечно будет мчать откуда-то куда-то.

Но голос мой, последний мой привет
Дойдет к тебе осколками тепла,
Как свет звезды через мильоны лет
После того, как та уж умерла.






Зачатие утра свершилось
В бескрайних просторах пустыни.
Свет звездный на землю пролился
Зигзагами голубыми.

Лишь только б найти у дыханья
Вторую его половину, -
И глянуть в лицо будет просто,
Как чашу вверх дном опрокинуть.







Припоминаю, так было всегда:
Холмы, пески, оазисы в пустыне
И вечное стремление туда,
Куда не добираются живыми…

Полусокрытый временем в песок,
Глазам знакомый до великой боли,
На все так непохожий городок.
Где? На востоке? Западе? Не все равно ли?

Он смотрит вверх, в подзорную трубу
И говорит про канувшие страны.
И кудри на ее высоком лбу
Черны как смоль и сказочно желанны…

Сияла вновь рожденная луна
Им изжелта-завороженным светом.
А был ли он? Скажи, была ль она?
Была ли песнь, что только что пропета?

И на вопрос коварный – не ответ
Пески пустынь, укрывшие от глаза
Тот караван, тому уж много лет,
Не отыскавший высохший оазис…

Припоминаю. Так было всегда:
Немые сны и острый приступ горя.
А за спиной - пустыни, города,
И зов луны, и вечный голос моря…

Сквозь тьму мгновений прорубать проход -
Тяжелая и грязная работа.
Дороги не оставит пешеход,
И звезды не оставят звездочета!






Тянется, дороги проезжей просторнее,
А, может быть, написанная с таким трудом,
Моя жизнь, - интереснейшая история,
Которую я буду вспоминать потом.

В саду глухом, где зеленые завязи
И пух тополиный, как пыль на холсте,
Я сорок раз и еще дважды-надесять
Задумаюсь о мирской суете.

Быть может, в густой, многолиственной темени
Себе отыскав уютный затон,
Задумаюсь я о природе времени,
Но все это будет потом, потом...






Я в столетия накрепко врощен
И во мне отшумело давно
Субтропической девственной рощи
Молодое и злое вино.

Мчатся по степи рыжие скифы,
Стонут струны, о прошлом скорбя…
Я старинные слушая мифы,
Узнаю за богами – себя.

Как пронзительно и величаво
Выл тот ветер, качая хвощи!
Ты мое роковое начало
Среди мусора лет не ищи!

Оттого, задремав среди света
Электрических дуг, я в пургу
Вижу призрак нездешнего лета…
Но припомнить «когда?» не могу.






Не верь, что я нынче умер!
Я, может быть, был всегда…
За мною вот так тянулись
В сумерках города,
Огни прожигали спину
Холодной своей дугой.
Я воином был и иноком,
Но в сотый раз – не собой!
Меня находили пули,
Я, кажется, был вдвоем…
Столетья мои минули
Под звездным сухим дождем.
И вот тогда я задумал
Своей изменить мечте…
Я, может быть, нынче умер,
Но был ли я жив и где?






Стать бы на время бессмертными!
В ночных поездах колесить,
Не считаясь со сметами!
Не тосковать, не печалиться,
Смотреть в ветровое стекло
Туда, где асфальт кончается.
Иногда встречаться,
Никогда не отчаиваться.

А потом?
Ведь когда-то наступит «потом»?
Но я что-то не видел уставших от жизни:
Хотелось бы посмотреть…







Из почек выскочит листок…
Да где тебя носило!
И вот опять кипит поток, -
Неведомая сила.

А в вышнем небе – благодать
И млечный путь морозный…
Вот только жалко, что опять
Я не вернулся к звездам!

В какой стране, в какой вине
Мне каяться и плакать?
Чтоб небо в звездной вышине
Не обратилось в слякоть?

И как просить и умолять
(Ведь рано! Ведь не поздно!)
Еще немного подождать:
Я не вернулся к звездам!

Грядут другие времена, -
Ужасная догадка!
В миг пробужденья ото сна
И мне бывает гадко.

Клинка сжимая рукоять,
Я выступаю грозно.
Земных цветов не сосчитать, -
Я не вернулся к звездам.

Я солнца летнего поток,
Я – поздний дождь промозглый,
Я – первый вылезший листок,
Я не вернулся к звездам.







Как давно я не видел звезды!
Сотни лет по земле шатаюсь,
Продвигаюсь во мгле морозной,
Пробираюсь, преображаюсь…

Было вечно сумрачным небо,
Вечно дождь над землею крапал,
А теперь вот проглянули звезды
На высоких елочьих лапах.







Когда станет губительным
Голубой небосклон,
И над мирной обителью
Расплескается стон.

Когда поступью ужаса
Заболеет трава
И отступится мужество,
Потеряет права,

И с безумной улыбкою
Ощетинится даль,
Тогда самое зыбкое
Станет крепче, чем сталь,

Тогда самое тонкое
Мир обнимет кругом,
Тогда самое звонкое
Грянет громче, чем гром.







Я – поток вещества к истребленью.
Время-хищник уносит мой пепел,
Только вновь наполняются реки
Бесконечным стремленьем к забвенью.







Я поток вещества к истреблению
Только вот же мой контур багряный
В мире нет ничего постоянней
Чем закон моего изменения





Пока не остыло еще вещество,
из которого сложатся мысли,
Давай дуть на огонь,
и смотреть, как падают искры!






Немного жизни
и клочок надежды,
Немного сил
с утра и до утра.
И памяти о том, что было прежде…
запись создана: 04.01.2012 в 23:22

@темы: стихи, сборник 1